5

Переход


Сквозь дрему послышались голоса. Надеялся, как всегда, поспать подольше, но, кажется, опять не получилось. Поворочался в спальном мешке, ощутив лицом холод внутри палатки. Открыл глаза. - Прикинь, мое место за десять тысяч купить хотел! - разобрал слова говорящего в паре шагов за парусиновой стенкой моего временного жилища. - За десять! Хитрожопый какой. Я тут с июня, и хер я кому уступлю. Хоть за десять, хоть за сто десять! - Ну не знаю, - сомнительно потянул собеседник. - Тут за десять, там за двадцать — и глядишь пару месяцев еще в шоколаде. Я расстегнул спальник и сел, ища рукой очки. Зевнул. - Ты дурачок совсем, - кипятился первый. - Я что тут, всю жизнь на Варшавке, как хер на блюде, торчать должен? Я нащупал ботинки и впихнул ноги в их холодное нутро. Потянул бегунок на входе палатки и высунул голову. Парни, - обратился я. - Другого места орать не нашли? - Ой, - спохватился один из стоявших рядом мужичков, коренастый полноватый крепыш, - мы думали тут нет никого. - Ладно, проснулся уж, - буркнул я, вылезая на улицу.
Collapse )
  • Current Music
    Sainkho Namchylak - Inult wedding
5

(no subject)

С покойным дядькой прогуливаемся по летним улицам Лондона конца викторианской эпохи. Замечаю на тротуаре торговца, с плаксивым лицом продающего прохожим с деревянного лотка пыльную картошку.
- Гляди-ка, - пихаю в бок дядьку, - мы с тобой присутствуем при начале зарождения феномена городской уличной еды.
- Да уж, - щурясь, осматривает тот торгаша, - не без шероховатостей пока. Дескать, мы понимаем, что вам хотелось бы хотдогов с горчицей, фалафеля и шаурмы, но пока только вот немытая картошка.
- Ага, - поддакиваю я. - Начинали то вообще с камней!
5

Шепоты



По белому потолку, тускло подсвеченному уличным фонарем, беспокойно метались тени веток. В комнате же царил уютный вечерний полумрак, смягченный желтоватым светом ночника, стоящего в углу на старой прикроватной деревянной тумбе. Зураб привычно скользнул взглядом по тканной настенной циновке с узором в виде сванских родовых башен на фоне заснеженных пиков Большого Кавказа. Осторожно сел на краешек кровати и осторожно протянул ладонь к бледному лицу сына. Откинул его черные вьющиеся кудри с влажного лба. Прислонил ладонь. Недобрый жар заструился сквозь пальцы. Зураб вздохнул и убрал руку.

Сын еле слышно простонал и открыл глаза.
- Это я, сынок, - сказал Зураб, поймав его тяжелый, одурманенный болезнью взгляд.
- Привет, пап, - улыбнулся краешком слипшихся губ и тут же зашелся в ухающем, клекочущем кашле, согнувшем худое тело пополам.
Collapse )
5

Тбилиси

Я до сих пор не знаю, на какой улице я поселился в Тбилиси. Этот набор букв в ее названии оказался столь сложен и, я бы даже сказал, смел, что попытка его произнести окончилась бы продолжительным стационарным лечением в отделении челюстной хирургии.

Но стоит отдать должное хозяйке гостевого дома. Любезная и радушная, она обладала весьма глубокими познаниями в истории страны. Не успел я помыть руки, как уже сидел над картой Грузии, слушая историю возникновения топонима «Тбилиси», очерк о завоеваниях Давида Строителя и становлении христианства.

Вырвавшись на волю из старого тбилисского дворика, в котором дети, вереща, гонялись за мячом, а пожилые тетушки с сигаретами в руках неторопливо перекрикивались с балкончиков, я первым делом оказался в обороте цыганки. Удобно перехватив вялого ребенка, она потребовала денег, делая особый акцент на моей пышущей молодости и сказочной красоте. Пожалуй, я никогда столько раз подряд не повторял слово «нет». Столь же назойливым оказался и ушастый подросток, плаксиво называя меня «дядей», и выпрашивая копеечку, налегая на тезис, что он, в отличие от «дяди», улицей взращен.

Впрочем, что я все о попрошайках. Всюду они одинаковы. А Тбилиси такой один. Хоть и совсем немного довелось мне там быть — по паре дней в начале и конце своей продолжительной поездки по стране, но успел он воткнуть мне меж ребер и два раза провернуть в самом сердечке шампур своей идентичности. И всё — я влюбился, заторчал и забалдел.

Вечером над городом разыгралась гроза. В неспокойных водах Куры отражались кривые отблески молний и яркие огни подсветки стеклянного Моста Мира. Я сидел под навесом открытого кафе, ловил, словно бабочек, уносимые со стола теплым влажным ветром салфетки и проливал на джинсы «саперави». Воздух звенел озоном и предвкушением приключения. Из старенькой «нокии» улетали друзьям послания «Я хочу жениться на грузинке!» с поправками «Это вино говорит, не слушай его!»

IMG_6741
Лев на мосту Галактиона Табидзе
Collapse )
5

Крепость Гонио

IMG_8179

Гонио (он же Апсарос) являлся одним из важнейших римских городов-крепостей на побережье Колхиды. Согласно традиции, название связано с именем колхидского принца Апсирта, персонажа "Аргонавтики". Древнейшее поселение на территории Апсароса относится к VIII-VII вв до н.э. В первые века нашей эры Гонио-Апсарос превращается в городское поселение с театром и ипподромом.
На территории крепости были расположены пять римских когорт. Это примерно 1200-1500 легионеров. Археологами обнаружены фрагменты претории (резиденции начальника гарнизона), казармы, бани. В последующие века крепость занимали византийцы и генуэзцы, вплоть до завоевания ее в XVI веке турками. Лишь в 1878 году Гонио было возвращено Грузии.

Сейчас это довольно популярное туристическое место в нескольких километрах южнее Батуми. На большой, но откровенно говоря, запущенной территории крепости все еще местами ведутся археологические раскопки. Часть высвобожденной земли оборудована под цветники и аранжереи. К слову, если уж и приезжать в Гонио, то большую часть времени лучше отвести на посещение чистейших пляжей, куда приезжают не только жители Батуми, но и приграничных турецких городов.
Collapse )
5

Ода Батуми

В творческой вселенной величайшего русского писателя Александра Грина действие происходит в мифических городах Зурбаган, Лисс, Покет. Где живут роковые красавицы, отважные моряки, отъявленные жулики и проходимцы всех мастей. Откуда уходят навсегда и куда стремятся, как в заповедную гавань. Кажется, что Батуми вполне мог стать, наряду с Ялтой, Одессой, Севастополем и Феодосией, прообразом этих фэнтезийных городов.

IMG_7944
Collapse )
5

Кто такой этот потерпевший и куда он пошел

Путешествия учат больше, чем что бы то ни было.
Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома.

Анатоль Франс

Здравствуйте вам!
Меня зовут Вадим Фомичев. Путешественник, публицист, этнограф, фотограф.


Однажды я проснулся с ощущением необходимости поменять пейзаж за окном. Я уволился с работы и уже неделю спустя колесил по весенней Араратской долине. Так в течение месяца я объездил всю Армению, познакомился с удивительными людьми, написал ряд очерков и окончательно и бесповоротно влюбился в Кавказ. После этого к Кавказу добавились и новые страны, новые континенты, новые культуры.
IMG_7902_PES_20140712

В этом уютненьком журнальчике размещены очерки и фотографии с многочисленных поездок. Стараясь воздерживаться от сухих библиотечных фактов, свой опыт я облекаю в художественное повествование. Поэтому все нижеизложенное - лишь авторская картина мира, а уж понравится ли она читателю или нет, остается лишь на его, читателя, усмотрение :)

Все очерки разбиты географически:
Collapse )

Избранные фото на National Geographic Russia
Лучшие репортажи о Кавказе на Моей Планете

Collapse )

При использовании материалов ссылка на авторство обязательна!
5

Икалто

Монастырь Икалто - самый старый уже если не во всей Грузии, то в Кахетии точно. Расположен в одноименной деревушке возле Телави. Был основан одним из ассирийских отцов, Зеноном Икалтойским (ზენონი იყალთოელი) где-то после середины VI века. От строений той эпохи уже ничего не осталось. Существующие ныне храмовые постройки возведены, самое раннее, в VIII веке. В тот же период на территории монастыря были построены давильни для винограда и винохранилища, частично сохранившиеся по сей день.

IMG_7596
Collapse )